На эту дорогу меня привели 3 года депрессии, из которых периодическими, проблесками, мне казалось, я выходила. Я, вообще, человек настроения с самого детства, но эти 3 года… Они самые сложные. 3 года назад умер папа, но я сейчас не к тому, что я такая несчастная, потеряла близкого человека и не могу прийти в себя. Хотите откровенность откровенную? Одной из первых мыслей было: «Слава богу, что не мама». Эта потеря научила меня расставлять приоритеты и наградила вечным страхом что-то не успеть. А вдруг завтра меня собьет машина, или у меня такое же слабое сердце, как у папы, и однажды я просто не проснусь…
Знаете, что я сделала первым делом после похорон? Я сама предложила «руку и сердце» своему парню с которым встречалась на тот момент уже 7 лет. Как сейчас помню, мы стояли на 4 этаже моей пятиэтажки и смотрели на строящийся дом за окном. Я тогда подумала: «Чего ждать? Жизнь такая короткая» – и сказала: «Давай просто поженимся, я и ты? Можем даже никому не говорить». Он был рад, даже прослезился вроде, но дальше моих слов дело не продвинулось, мы прожили год вместе, и я ушла. Просто однажды ночью собрала все вещи и вывезла их в 3 захода к маме на арендованной машине. Вот так, ни слова не сказав. Потому что всё уже было сказано. Еще раз по кругу прогонять, почему нам надо расходиться, слишком тяжело, болезненно и грозит тем, что я опять останусь. Надо отрывать пластырь резко. 8 лет – это срок, но я ни разу не сомневалась в правильности этого решения, да и ему без меня лучше. Так легко отпустил – значит, уже не любил… Зачем мучиться? Жизнь такая короткая.
Такая короткая… Это звенело в моей голове каждый день, когда я слишком поздно просыпалась или тупо стояла в пробке. Или когда солнечных дней в моем городе так мало, что не хочется даже выходить на улицу. А жизнь такая короткая…
Мои приоритеты на тот момент были расставлены таким образом, чтобы наверстать упущенное. Я хотела уехать в Нью-Йорк. Туда, где мне не так страшно. Когда ты в самом центре вселенной, можно хоть немного расслабиться. Здесь, в самой гуще событий, мне казалось, ты по-настоящему живешь, даже если просто грызешь семечки у себя на кухне.
Но мои планы не осуществились. Я влюбилась. А что может быть прекраснее? Особенно если влюбиться в лучшего друга, близкого человека, который был рядом 8 лет. Вот так просто, как в детстве. Это было прекрасно, мне больше не нужен был Нью-Йорк. Но когда девушка и лучший друг ее бывшего парня решили начать отношения – они либо серьезные, либо никакие. Шанс нафакапить был очень велик и совершено исключен. Уже через полгода мы жили вместе, а еще через полгода я снова боялась не успеть.
«Мы ходим по кругу», – говорила я ему. «Нет, мы ходим по спирали», – отвечал он. Да, по спирали… И каждый раз, продвинувшись вперед, мы снова откатывались назад… Туда, где я недовольна жизнью, а он – недоволен мной. Это всегда так бывает: мужчинам нравятся самостоятельные женщины, целеустремленные, занятые, а потом они хотят получить из них заботливых и домашних. Не всегда получается. Особенно если сама не хочешь… Или не можешь…
Мне 28 лет, и скоро будет 29, а я понятия не имею, чего хочу в жизни. У меня было всё, что нужно любой девушке. И я добровольно от этого отказываюсь. Даже не отказываюсь, а бегу как от чего-то страшного, вредного для моего здоровья.
Я боялась не успеть всего – до разных мелочей, но ни разу не задумалась, что не боюсь не успеть самого главного. Завести семью. Я всегда боялась не успеть всё, что ДО этого. Путешествовать, жить для себя. Для себя… И я с этим сильно переборщила – и даже не заметила. Не заметила, что есть только я. Я всегда говорила «я», а не «мы». Я помню, как услышала фразу: «When nothing is sure, everything is possible». Так вот я застряла в «nothing is sure» и не двигаюсь с места. Жизнь – это приоритеты. Если я сейчас здесь одна – так расставлены мои приоритеты. Если вы сегодня дома, готовите ужин своей семье – так расставлены ваши. То, что вы называете смелостью, – для меня норма. Убегать от рутины, бросаться из крайности в крайность – это моя жизнь. Я сплошной беспорядок. Выбрать одного человека на всю жизнь, быть уверенной, что это именно он, родить ему детей, держать за руку и не отпускать – это смелость для меня. Построить крепкую семью. А ломать легко… Ломать, как говорится, – не строить. Смерть родителя должна была научить меня ценить и любить своих близких, а вместо этого из эгоистичного человека сделала ещё более эгоистичного. Если такое вообще возможно.
Я мечтала об этой поездке с 12 лет. Именно ее я больше всего боялась не успеть. В любом своем дорожном путешествии представляла себя именно здесь. На этой дороге. Планировала ее много лет и с разными людьми, но в итоге оказалась одна. И это пока лучшее, что случалось со мной за всю мою жизнь. Почти месяц полного одиночества, долгие часы и километры самоанализа… И я надеюсь «раскопать» в себе человека, которого начну уважать.

©



Сохрани и поделись: